home

Пермский государственный педагогический институт. Ученые записки. Выпуск 3

?
33
угла на продолжение основания. При вычислении площади сегмента,
отсекаемого стороной правильного вписанного шестиугольника
допущена ошибка и опечатка (на напечатанном снова напечатано).
Некоторые ошибки встречаются в самой записи, особенно
это бывает яри решении квадратных уравнений. Так имеем (в сов­
ременной символике):
ниже
•

ж2 +

20х =

800

®з

2 0 ' == 900

(Между тем 900 это число под корнем при нахождении неизвест­
ного). Но в общем вычисления по всем разделам поставлены хо­
рошо, но иногда громоздки, так как автор пользуется исключи­
тельно обыкновенными дробямиПереходим к общим выводам.
Материал, собранный Магницким, в части практических при­
ложений геометрии, достаточный. Это материал по вычислению
площадей фигур, об'емов тел и линейных элементов в треуголь­
нике и круге. Вычисления, связанные с конкретным жизненным
материалом, даны безукоризненно. Вычисления в отвлеченных з а ­
дачах на вычисление линейных элементов в треугольнике и круге
тоже обладают достаточной грамотностью. Итак, практическая
сторона, т.-е. чертежи и вычисления, стоят на должной высоте.
По существу, геометрические сведения в „Арифметике" Магницкого
это исключительно измерительная геометрия. Но это не теорети­
ческий курс геометрии, здесь нет ни определений, ни аксиом, ни
доказательств. Больше того, можно сказать, что и первоначальные
обобщения проведены слабо. Часто даже правила не формулиро­
ваны; читателю предоставляется самому извлекать их из числовых
примеров; иногда правила даны в ошибочной форме. Терминология
неустойчива. Таким образом не приходится и говорить о какойлибо логической системе, основанной на определениях, аксиомах,
постулатах и доказательствах. Маг-ницкому чужд самый метод тео­
ретической геометрии в духе Евклида. Автор не только не знаком
с „Началами" Евклида, но и самое имя Евклида неизвестно ему.
Он упоминает в своей книге лишь Пифагора и Архимеда и считает
их единственными учеными геометрами.
Магницкий силен в тех вопросах, что давала ему окружаю­
щая его жизнь. В-России к XVII веку накопилось достаточное ко­
личество сведений по землемерию, солидные сведения накопились
и по практической стереометрии. Но в области геометрических
обобщений было еще очень мало материала. Эти сведения прихо­
дилось черпать из каких-то иных источников, окружающая прак­
тика в этом отношении давала мало.
Магницкий бтоит на рубеже старой математики и нового ее
развития. Нельзя отрицать того, что в области арифметических
сведений Магницкий стоит на достаточной высоте: ему знакомы
новинки в области арифметики, он о них упоминает. Но вводя
3