home

Карл Либкнехт

?
44

иерешнсго недостойного состояния? Тем, что я беспощадно раскры ваю ни
глаза на те бессовестные злоупотребления, которые проделывают над . ними
их правители, и на то, как унижаю т нх правящ ие ими при помощи тр ех ­
степенной системы выборов? И где же брошен мне этот укор в „упази~
тельном" отношении в солдат)? В обвинении, сущность и ц^ль которого—
гащ ата милитаризма, т. е. системы, не признающей за солдатом никаких
человеческих прав, стараю щ ейся всеми мерами насилия и принуждения пре­
вратить „храбрецов8* в безвольные машины; системы, на каждой ш агу по­
носящей и оскорбляющей этих „храбрец ов", даже и в этой „народной
вой не"; с и с т р ы , основная цель которой—то лкать массы пролетариата, ради
выгод капитализм а и абсолю тизма, на убийство своих ж е братьев а к л ас­
совых товарищей за границей, — да и у себя дома такж е („внутренни е
вр аги ")! Упрек в „ у н и з и т е л ь н а " отношении в „храбрецам 8 брош щ мпе гер­
манским милитаризмом, па голову которого больше, чем па чью-либо, падет
кровь бельгийского народа и всех загубленны х на войне миллионов ж изней,
руки котор tro обагрены кровью бастующих н борющихся за свое освобо­
ждение немецких рабочих?
О' законности действий тех , которые негодуют на мои беззакония, ск а­
зан о -у ж е достаточно: я гов рил об анги-конституциоаном сохранении осад­
ного -положения, о подлинных государственных кзм епниках,
„К то наруш ает зак»п? К го попирает конституцию ?*— П равительство.
В ;енны е власти. Мои гонители.
Кто виновен в возбуждепан масс, в их демонстрациях и взры вах от­
чаян и я?
,
#
Те, ж е, кто несет на себе ответственность за войну, за осадпое поло­
ж ение, sa политическую и экономическую нищ ету, в которую, ввергнут п а­
род.— Правительство. Мни гонители.
Могу ли я почитать своим долгой стуж ение империализму, о б в и н и в ­
шему в себе все силы , враждебные пролетариату? Элементарное право р а­
бочего класса на самоопределение, заповедь классовой борьбы и международ­
ной солидарности несравненно вы ш е п р и в и л еги й , присвоеппых 'себе господ­
ствующими классами, на произвол которых и поныне отдается кровь— мозг
народа. Я , принципиально отвергающий классовое общество, войну и мили­
таризм , не признаю никаких заповедей и запретов, которые вдут вразрез с
моим политическим я общ ественный долгом, в том числе и ваповеди: „У би-